Рассказ свидетеля «индустрии» процесса изъятия органов в Китае

После выстрелов заключённые замертво упали на землю. Их тела, ещё тёплые, отнесли в ближайший белый фургон, где их ждали два врача в белых халатах. Там тела вскрыли с целью извлечения органов для продажи на рынке трансплантации.

Жуткая сцена, больше похожая на сюжет фильма ужасов, произошла в Китае более 20 лет назад по указанию государственных властей. Свидетелем этого стал Боб (псевдоним), сотрудник общественной безопасности из крупного города Чжэнчжоу в Китае, который обеспечивал безопасность в местах казни приговорённых к смерти.

Он рассказал, как стал невольным участником «индустрии» цепочки поставок, которая превращала живых людей в продукт для продажи на рынке торговли органами. В неё вовлечены судебная система, полиция, тюрьмы, врачи и чиновники коммунистической партии Китая (КПК), которые издают директивы.

Его показания середины 1990-х годов подтверждают давнюю практику КПК по извлечению органов у доноров без их согласия. Боб видел, как у мёртвых заключённых изымают органы, однако в последующие годы КПК будет массово внедрять более зловещую практику извлечения органов у живых узников совести, особенно у последователей Фалуньгун.

Казнь

Боб поступил на службу в полицию в 1996 году и работал офицером Службы обеспечения общественной безопасности. Иногда ему приходилось работать в зале суда, когда выносились смертные приговоры, а также в местах казни в городе. Позже, в 1999 году, за критику властей Боб находился в заключении больше года. В тюрьме он наблюдал за тем, как обращаются с заключёнными, приговорёнными к смертной казни, и таким образом смог собрать воедино весь процесс от вынесения приговора до казни и извлечения органов.

После вынесения смертного приговора у заключённого берут кровь на анализ с целью выявления потенциальных доноров и проверки их психического и физического здоровья. Казни обычно происходили в преддверии больших праздников.

Заключённым, признанным пригодными для извлечения их органов (в результате тестов), вводили препарат якобы для обезболивания. Однако препарат вводился для предотвращения свёртывания крови после смерти мозга и повреждения органов, сказал Боб.

По его словам, люди, отобранные для изъятия органов, как правило, были молодые здоровые мужчины, обычно в возрасте 20–30 лет, без серьёзных заболеваний. На месте казни заключённых выстраивали в шеренгу для выстрела в затылок. Ближайший заключённый стоял примерно в трёх-пяти метрах от Боба.

Белый фургон

После расстрела медэксперт на месте проводит осмотр тела, чтобы констатировать смерть. После этого на голову заключённых надевают чёрный пластиковый пакет. Тела, предназначенные для извлечения органов затем переносят в белый фургон, ожидающий неподалёку. 

Однажды Бобу удалось мельком заглянул внутрь в приоткрытую заднюю дверь. Он увидел операционный стол и двух врачей в белых халатах, масках и перчатках. Пол в фургоне был застелен пластиковым покрытием на случай проливания крови. Врачи быстро прикрыли дверь, заметив, что за ними кто-то наблюдает.

Никто, кроме врачей, не знает, что происходило внутри фургона. После изъятия нужных органов, труп в чёрном мешке отправляли на кремацию. Мёртвые тела сваливали в кучу и сжигали в одной печи. В результате, по словам Боба, невозможно было различить, какой пепел кому принадлежал. «Они просто брали понемногу из кучи и раздавали каждой семье».

Семьи ни о чем не догадывались.

«Подавляющее большинство семей заключённых, приговорённых к смертной казни, даже не подозревали о том, что органы их родственника были извлечены, когда они забирали прах», — сказал Боб.

Хорошо отлаженный конвейер

По словам Боба, всё происходило очень быстро, поскольку свежие органы должны были оперативно доставить в больницу для пересадки, и тщательное планирование было залогом того, что всё пройдёт гладко.

«Они точно знали, какой орган какого заключённого они собирались изъять, — сказал он. — Было очень чётко распределено, тело какого заключённого доставят в фургон… люди в фургоне точно знали, какие органы нужно изъять, потому что всё было организовано заранее».

Из этого Боб сделал вывод, что такая практика существовала задолго до того, как он поступил на работу.

«Слаженность в работе, ловкость, которую они демонстрировали, и тесное сотрудничество не могли произойти за один или два года», — сказал он.

В Китае первая операция по пересадке человеческих органов была проведена в 1960 году. Поскольку до 2015 года в стране не было официальной системы донорства органов, большинство органов для пересадки поступало от казнённых заключённых, утверждает китайское правительство. Но с 2000-х годов отечественная индустрия трансплантации пережила внезапный бум, и число казнённых заключённых не могло покрыть количество проводимых трансплантаций.

Китайские больницы в стремлении привлечь иностранцев для трансплантации, обещали пересадку в течение нескольких недель или даже дней, что неслыханно для развитых стран с налаженной системой пересадки органов, где время ожидания может растянуться на годы.

Связанные зоны действия

Резкое увеличение числа трансплантаций совпало с началом преследования КПК практики Фалуньгун, миллионы последователей которой за последние два десятилетия подверглись арестам, пыткам и тюремному заключению. С годами появились доказательства разрастающейся системы насильственного извлечения органов у живых узников совести, организованной КПК.

В 2019 году Независимый народный трибунал в Лондоне пришёл к выводу, что в Китае в течение многих лет убивали заключённых «в значительных масштабах», чтобы обеспечить свой рынок трансплантации, и эта практика продолжается по сей день. Как установил трибунал, основными жертвами были заключённые в тюрьму последователи Фалуньгун.

По результатам исследования Всемирной организации по расследованию преследования Фалуньгун (WOIPFG), в больницах города Чжэнчжоу, где когда-то работал Боб, продолжается торговля органами по требованию.

 

theepochtimes.com

ДЕЙСТВОВАТЬ СЕЙЧАС

В фокусе

Для получения более подробной информации, пожалуйста, используйте Форму обратной связи