Новые доказательства подтверждают факт сокрытия эпидемии коронавируса компартией Китая

Фото: Pixabay / CC0 1.0

Компартия Китая (КПК) заявляет, что не скрывала информации об эпидемии коронавируса. Однако появились более существенные доказательства, опровергающие это утверждение КПК.

Документ, выпущенный Национальной комиссией здравоохранения Китая 3 января 2020 года

3 января 2020 года Национальная комиссия здравоохранения Китая выпустила конфиденциальный документ:

«(1) Все региональные органы власти и комиссии здравоохранения должны обращаться с образцами коронавируса, вызывающим уханьскую пневмонию, в соответствии с предписанием “Высокопатогенные микроорганизмы (2-го типа)”;(2) Все соответствующие организации не должны представлять или публиковать результаты тестирования другим организациям или частным лицам без разрешения;(3) Все медицинские учреждения должны немедленно прекратить любые продолжающиеся тестирования вируса;(4) Все медицинские учреждения должны уничтожить все образцы, взятые у пациентов;(5) Врачи из Уханя, работающие с заражёнными пациентами, не должны разглашать какую-либо информацию об уханьской пневмонии».

Почти в то же время восемь врачей, в том числе офтальмолог Ли Вэньлян (который позже умер от коронавируса) получили выговор от полицейских за публикацию в социальных сетях сообщения о коронавирусной инфекции.

Очевидно, что к 3 января 2020 года власти Китая уже знали об опасности чрезвычайно заразной инфекции, но вместо того, чтобы предупредить жителей Китая и весь мир, они засекретили важную информацию и попытались скрыть вспышку эпидемии.

Информация о способности COVID-19 передаваться от человека к человеку стала известна в конце 2019 года

Интернет-издание Nature-Microbiology опубликовало статью Лю Маньцина, заместителя директора биолаборатории патогенов Центра по контролю и профилактике заболеваний в Ухане. В этой статье Лю заявляет, что с 6 октября 2019 года по 21 января 2020 года он со своей командой провели повторный анализ 640 образцов посевов из зева пациентов Уханя с гриппоподобным заболеванием. При этом 9 из них дали положительный ответ на SARS-CoV-2 RNA, из чего можно предположить, что контактное заражение SARS-CoV-2 в Ухане началось в конце 2019 года или начале 2020 года.

Издание «Нью Ньюс» (New News) Тайваня получило два служебных документа, адресованных высокопоставленным правительственным чиновникам КПК, в которых сказано, что в конце декабря 2019 года несколько компаний, занимающихся генной инженерией, определили, что уханьская инфекция вызвана коронавирусом; и сообщили об этом в соответствующие департаменты города Уханя провинции Хубэй и Национальную комиссию здравоохранения Китая.

Однако 1 января 2020 года сотрудники Национальной комиссии здравоохранения провинции Хубэй по телефону потребовали от этих компаний прекратить дальнейшее тестирование, уничтожить все образцы посевов, а также запретила публиковать соответствующие данные и документы.

Два дня спустя, 3 января 2020 года, Национальная комиссия здравоохранения Китая выпустила инструкцию, о которой говорится в начале этой статьи.

28 февраля 2020 года гонконгская газета South China Morning Post сообщила, что шайханский центр народного здравоохранения и школа народного здравоохранения Фуданьского университета во главе с Чжаном Юнчжэнем 5 января 2020 года выявили последовательность генома нового коронавируса и 11 января 2020 года опубликовали результаты своего исследования.

Однако 12 января 2020 года шайханский центр народного здравоохранения отдал распоряжение закрыть шанхайскую городскую комиссию здравоохранения без каких-либо объяснений.

В своих заметках Сяо Хуэй, журналист издания «Цайсинь» (Caixin), написал, что до закрытия Уханя на карантин южная центральная больница Уханя неоднократно сообщала о подозрительных случаях заболеваний в комиссию народного здравоохранения Уханя, но вместо того, чтобы обратить серьёзное внимание на эти сообщения, власти подвергли администрацию больницы критике за «политическую несознательность», рекомендовав «принимать во внимание политический аспект», когда туда приезжают представители ВОЗ.

До 20 января 2020 года власти Китая публично не признавали способность вируса передаваться от человека к человеку.

Преднамеренное сокрытие

15 апреля 2020 года информационное агентство «Ассошайтед Пресс» (Associated Press) сообщило, что на основании внутренних документов китайского коммунистического режима, Ма Сяовэй, директор Национальной комиссии здравоохранения Китая, 14 января 2020 года провёл секретную видеоконференцию с руководителями комиссий здравоохранения провинций.

В документе отмечалось, что «ряд случаев заражения» свидетельствуют о том, что «текущая ситуация с инфекционным заболеванием является сложной и тяжёлой и представляет собой самую большую проблему со времён атипичной пневмонии в 2003 году».

В служебной записке Ма Сяовэй отдельно попросил местных представителей здравоохранения «расставить приоритеты» учитывая политическую и социальную стабильность, особенно в свете предстоящих «двух сессий» (ежегодные сессии Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Китая и Всекитайского собрания народных представителей, высшего законодательного органа Китая).

Согласно ряду секретных документов КПК, полученных газетой «Великая Эпоха» 19 апреля 2020 года, 15 января 2020 года Национальная комиссия здравоохранения провела общенациональный видеотренинг по ознакомлению с мерами контроля и сдерживания распространения эпидемии. Трансляция предназначалась для чиновников здравоохранения провинциального и уездного уровней.

Например, комиссия здравоохранения Внутренней Монголии выпустила «Срочное уведомление» для своих подчинённых из региональных департаментов здравоохранения, чтобы донести спущенные сверху инструкции. Документ был помечен, как «срочный» и «для внутреннего пользования, не для передачи через Интернет». 19 и 20 января 2020 года было выпущено не менее семи уведомлений с отметкой: «Не разглашать».

18 января 2020 года партийный секретарь комиссии здравоохранения Внутренней Монголии выступил с рабочим докладом, содержащем не менее 10 тысяч слов, но ни одним словом не упоминул об уханьском коронавирусе; вместо этого в докладе прославлялись успехи КПК и «достижения» комиссии здравоохранения.

В течение шести дней с 14 января по 19 января 2020 года, которые считаются критически важными в борьбе с вирусом COVID-19, лидер КПК Си Цзиньпин хранил полное молчание и только 20 января 2020 года дал публичный комментарий об эпидемии коронавируса. К тому времени очень многие были уже инфицированы, большинство заражённых было зарегистрировано в Ухане.

Только 25 января 2020 года Национальная комиссия здравоохранения Китая выпустила уведомление об «усилении мер профилактики и контроля». К тому времени прошло почти два месяца с тех пор, как в начале декабря стало известно об эпидемии.

Поздняя реакция властей Уханя

Об уханьской коронавирусной инфекции стало известно 1 декабря 2019 года или даже раньше, к середине декабря подтвердилась способность инфекции передаваться от человека к человеку. На первое января 2020 года было зарегистрировано 47 таких случаев, включая семь случаев заражения медицинских работников. К 22 января 2020 года число пациентов увеличилось до 425, число заразившихся медицинских работников увеличилось до восьми человек, что указывало на серьёзность ситуации.

Тем не менее, 11 января 2020 года комиссия здравоохранения Уханя заявила в своём бюллетене, что ей неизвестно ни об одном случае заражения среди медицинского персонала и что не существует убедительных доказательств способности вируса передаваться от человека человеку».

Согласно бюрократическим правилам КПК, комиссии здравоохранения муниципального и окружного уровней не имеют права предоставлять информацию об эпидемии средствам массовой информации без разрешения комиссии здравоохранения провинции, которая в свою очередь должна получить на это разрешение вышестоящих властей.

Поэтому провинция Хубэй начала принимать соответствующие меры в ответ на вспышку эпидемии только 24 января 2020 года, на следующий день после закрытия Уханя, и только после того, как лидер КПК Си Цзиньпин публично выступил по этому вопросу. Когда власти начали принимать меры по сдерживанию эпидемии, вирус уже распространился в Китае и по всему миру.

Подобная запоздалая реакция властей наблюдалась также в Пекине, Шанхае, Шэньчжэне, провинциях Гуандун и Чжэцзян, а также в других регионах.

ВОЗ причастна к сокрытию фактов о COVID-19 компартией Китая

В течение последнего десятилетия КПК настойчиво продвигала своих людей или посредников на руководящие посты международных организаций.

«Она уже контролирует пять из 15 специализированных агентств ООН, используя ставленников, похожих на колониальных ставленников, таких как Тедрос [Аданом Гебреисус] в ВОЗ», ‒ сказал советник Белого дома по вопросам торговли Питер Наварро в интервью «Фокс Ньюс» (Fox News).

«Ущерб, нанесённый контролем КПК над ключевой организацией здравоохранения, ‟просто огромен”, ‒ отметил Наварро в интервью. ‒ Китайские власти скрыли информацию о способности вируса передаваться от человека к человеку, отказываясь признать распространение вируса пандемией. Они по существу препятствовали введению ограничений на поездки».

Ниже приводится краткий обзор мер, предпринятых ВОЗ во главе с Тедросом Аданом Гебреисусом в целях сдерживания вспышки коронавируса.

31 декабря 2019 года. Тайвань предупредил ВОЗ, что в китайском городе Ухане произошла вспышка атипичной пневмонии, что указывает на возможность передачи вируса от человека к человеку. ВОЗ никак не отреагировала.

21 января 2020 года. Когда распространение инфекции в Китае вышло из-под контроля, ВОЗ преуменьшила серьёзность вспышки вируса в Ухане, заявив, что «нет убедительных доказательств», указывающих на «продолжающуюся передачу вируса от человека человеку», и что нет необходимости устанавливать ограничения по Китаю.

26 января 2020 года. Мэр Уханя сообщил, что более 5 миллионов человек выехали из Уханя до закрытия города 23 января 2020 года. Из тех, кто бежал из города, более 20 тысяч человек вылетели в Бангкок, 7078 ‒ в Гонконг и 6145 – в Макао.

28 января 2020 года. Глава ВОЗ Тедрос Аданом Гебреисус вылетел в Пекин, чтобы встретиться с Си Цзиньпином. Тедрос заявил, что «оперативность и масштабность [предпринимаемых в Китае мер] не имеет прецедентов в мире», что «доказывает эффективность Китая и преимущества китайской системы», и посоветовал другим странам «изучить опыт Китая».

30 января 2020 года. Коронавирус распространился в 18 странах за пределами Китая, в общей сложности на тот момент было зарегистрировано около 98 подтверждённых случаев. ВОЗ объявила «чрезвычайную ситуацию в области общественного здравоохранения, имеющей международное значение», но всё же отказалась рекомендовать какие-либо ограничения на поездки или торговлю, в основном ради экономических интересов Китая.

Тедрос сказал: «Позвольте мне пояснить: эта декларация не является вотумом недоверия Китаю. Наоборот, ВОЗ по-прежнему верит в способность Китая контролировать вспышку».

26 февраля 2020 года. Когда в Южной Корее, Иране и Италии были зарегистрированы случаи заражения, Тедрос продолжал утверждать, что «нет никаких доказательств передачи вируса среди населения».

2 марта 2020 года. Когда коронавирус распространился по меньшей мере в 65 странах, Тедрос всё ещё утверждал, что распространение вируса ещё не приняло масштабы пандемии.

Только 11 марта 2020 года перед лицом неопровержимых доказательств Тедрос признал вспышку COVID-19 «глобальной пандемией».

Его запоздалое заявление привело к тому, что многие государства потеряли драгоценную и критически важную возможность для предотвращения пандемии и понесли катастрофические потери.

Подавление «слухов» о распространяющейся инфекции

После того как 8 апреля 2020 года в Ухане был отменён карантин, казалось, что пандемия в Китае прекратилась.

Но всего несколько дней спустя в городе Харбине провинции Хэйлунцзян произошла новая вспышка эпидемии коронавируса, согласно «предупредительному уведомлению», выпущенному рабочей группой по коронавирусу провинции Хэйлунцзян от 13 апреля 2020 года.

Местные жители также рассказывали, что тысячи людей выстроились в очередь возле отделений неотложной помощи. Некоторые больницы пришлось закрыть, потому что многие врачи и медсестры также заразились. Харбин сейчас заблокирован во второй раз.

Власти Харбина, так же как власти Уханя, занижали данные о случаях заражения местных жителей. Согласно внутреннему документу, полученному газетой «Великая Эпоха», 10 апреля 2020 года центр контроля заболеваемости района Даовай в Харбине сообщил о 34 положительных тестах на коронавирус, но только два из подтверждённых случая появились в официальном отчёте.

20 апреля 2020 года Комитет по надзору за дисциплиной провинции Хэйлунцзян издал внутреннее уведомление, предписывающее государственным служащим «хранить производственные секреты», и не обсуждать местную эпидемическую ситуацию в Интернете и социальных сетях. Тех, кто нарушит правило, будут считать «распространителями слухов».

Между тем, такая же политика сокрытия информации продолжается в Ухане. Несколько недель назад д-р Юй Сяндун, врач из провинции Хубэй, был наказан и снят с должности заместителя директора центральной больницы Уханя за высказывание личного мнения об использовании защитных масок, правил внутреннего распорядка, закрытии города, осмотре пациентов при поступлении, компьютерной диагностике и использовании растительных лекарств китайской медицины. Его обвинили в «клевете на национальную политику предотвращения эпидемий».

Источник https://ru.minghui.org/html/articles/2020/5/22/1155585.html

ДЕЙСТВОВАТЬ СЕЙЧАС

В фокусе

Для получения более подробной информации, пожалуйста, используйте Форму обратной связи